Скала Улуру

Скала Улуру

Скала Улуру – известный символ Австралии, привлекающий толпы туристов. И это не удивительно,...

Несколько удивительных фактов об острове Фрейзер

Несколько удивительных фактов об острове Фрейзер

Несколько удивительных фактов об острове Фрейзер Этот остров имеет один из...

Смена руководства в АЛП в 1991 году.

Смена руководства в АЛП в 1991 году.

Внутриполитическая ситуация в конце 1980-х гг. также оставляла желать лучшего. С увеличением социальных выплат, которых постоянно требовали профсоюзы, росли дефицит бюджета и внешний долг АС. В качестве мер по борьбе с финансовыми проблемами стали сокращаться ассигнования на социальные нужды, вводилась плата за обучение в вузах, увеличивались налоги. Тогда же потерпели фиаско несколько крупных частных и государственных корпораций. Страну сотрясали забастовки, самой крупной их которых стала забастовка пилотов гражданской авиации в 1989 г. Безработица достигла 10%, и 94% австралийцев считали, что лейбористы ничего не сделали для улучшения общего положения дел.

Смена руководства в АЛП в 1991 году.

Пол Китинг и Артур Бойд

Внутри АЛП ширилось сопротивление ряду экономических проектов правительства: левые лейбористы использовали малейшие промахи Хоука и его команды для укрепления своих позиций в партии и стране в целом. Стало практически открытым противостояние Хоука и Китинга в их борьбе за лидерство в партии. Впрочем, симпатии избирателей все еще оставались на стороне Хоука: 63% опрошенных признавали его лучшим премьер-министром АС. В этом смысле победа АЛП на выборах 1990 г. стала по сути дела личной победой ее лидера. Тем не менее, П. Китинг сумел привлечь на свою сторону видных фигур в составе кокуса, и в конце 1991 г. Хоук вынужден был уйти в отставку, что по австралийским законам автоматически означало смену главы кабинета.

Став премьер-министром, П. Китинг начал явно проводить политику, рассчитанную на одобрение левых сил в обществе. Его основными направлениями стали составляющие так называемой «большой картины» будущего АС: установления республики, примирения с аборигенами и тесных связей с Азией. Одной из наиболее радикальных его инициатив стал вопрос об изменении государственного устройства в АС с монархического на республиканское. Китинг, с одной стороны, рассчитывал на поддержку возникшего в 1991 г. Австралийского республиканского движения (АРД), а с другой — всерьез полагал, что окончательный разрыв с «европейским прошлым» поможет ему установить более доверительные отношения с азиатскими партнерами. Уже во время предвыборной кампании 1993 г. он объявил о своем намерении создать Федеративную республику Австралии к 2000 г. Премьер-министр учредил Совещательный комитет по вопросу о республике, но, осознавая, как трудно юридически провести столь радикальную перемену во властных структурах, в задачу ему поставил только разработку минимальных поправок к тексту КАС. Главой комитета был назначен юрист, предприниматель и один из лидеров АРД Малколм Тернбулл. Кампания по пропаганде республиканских идей в АС набирала обороты, но Китинг в первую очередь пытался приспособить республику к своим политическим амбициям и нуждам своей партии, и развернутая им кампания по вопросу о смене формы правления в АС больше походила на попытку отвлечь внимание избирателей от растущих сложностей.

В те годы проблемы аборигенов продолжали оставаться болевой точкой в политической жизни АС. В 1995 г. лужайка «палаточного посольства», ставшая местом проведения акций протеста коренных жителей, была объявлена Комиссией Австралийского Наследия территорией культурного значения. Однако уровень жизни аборигенов разительно отличался в худшую сторону от среднестатистических показателей для белых австралийцев и продолжал падать до конца ХХ в. В 1991 г. была начата кампания национального примирения с аборигенами, целью которой стало достижение всеобщей гармонии к 2001 г. — столетию провозглашения федерации. Но решение Высокого суда 1992 г. по делу, возбужденному Эдди Коики Мабо — представителем племени, жившего на одном из островов в Торресовом проливе, — о земельных угодьях его народа отодвинуло этот срок. Высокий суд декларировал права аборигенов на их исконные территории и опроверг правомочность доктрины «ничейной земли», на основании которой территории аборигенов беспрепятственно занимались белыми австралийцами в течение всего периода европейской колонизации континента. Суд подтвердил право аборигенов и жителей островов Торресова пролива владеть и пользоваться землей в местах их традиционного обитания. Это право получило название Native Title (туземное, или аборигенное право собственности), по которому правительства штатов, заинтересованные в приобретении прав на разработку природных ресурсов, обязаны были выплатить традиционным владельцам компенсацию.

Принятый на основании этого решения в 1993 г. Закон об исконных правах аборигенов на их племенные земли стал рубежом в общественной жизни и юридической практике АС. Закон относился только к тем районам, на которые аборигены не просто претендовали, но могли доказать свои неразрывные связи с такими территориями. Для разрешения споров между держателями земель и аборигенами создавались специальные трибуналы по земельным правам. Активно включились в решение спорных проблем и аборигенные земельные советы, получавшие от правительства немалые средства для отстаивания своих прав на землю. Власти штатов оказались заваленными исками аборигенных общин на территории, которые в течение теперь уже столетий принадлежали другим людям.

В свете этого важными стали предпринимавшиеся попытки объединения усилий всех коренных жителей континента. Защитники их прав перешли на новый уровень политический борьбы: в конце 1991 г. в Кэрнсе на севере Квинсленда активисты борьбы за права аборигенов сформировали Объединенную партию аборигенов, главной задачей которой было привлечь внимание общественности к нуждам коренных народов. В 1992 г. в Квинсленде была создана Австралийская партия коренных народов -первая политическая партия аборигенов. Ее организаторами стали представители всех общин аборигенов, живших вокруг города Брисбена. Причина ее учреждения была в том, что «широкие круги черных сообществ потеряли веру в главные политические партии …, народу нужна была реальная и позитивная альтернатива». Все вышеперечисленное свидетельствовало о том, что одно из самых малочисленных национальных меньшинств АС постепенно занимало прочное место в политических структурах страны.

Чуть позже движение зеленых объявило о своих намерениях создать свою политическую партию в ответ на невнимание правительства АЛП к их требованиям. В 1983 г. под их давлением было остановлено строительство дамбы на реке Франклин в Тасмании, которое могло бы разрушить уникальные леса острова. Партия австралийских зеленых (ПАЗ) считает своим истоком именно эту борьбу и движение за ядерное разоружение в Западной Австралии; потому с самого начала она включала в свои требования не только защиту окружающей среды, но и лозунги мира, демократии и социальной справедливости. В качестве главы создававшейся Зеленой партии предлагалась кандидатура известного рок-певца и общественного деятеля Питера Гэррета. Чуть позже эту идею поддержал Боб Браун, лидер независимых зеленых в парламенте Тасмании, который уже в течение года обсуждал такой вариант с представителями экологических групп Австралии. В 1992 г. экологические организации создали всеавстралийскую Партию Австралийских Зеленых, первым их успешным кандидатом стал Б. Браун, получивший в 1996 г. место в сенате. Появление на большой политической арене ПАЗ,

как и АД, стало очередной попыткой поиска альтернативы основным политическим партиям, которые все больше сближались между собой в общем крене вправо. Именно годы правления Хоука-Китинга считаются периодом наибольшего влияния АД, когда представители этой партии умело использовали свое положение третьей силы в сенате. Электоральная поддержка АД колебалась в пределах от 5 до 10% голосов — главным образом, за них голосовали зажиточные обитатели спальных районов крупных городов.

Трудности во внутриполитической жизни переплетались с проблемами во внешней политике. П. Китинг и министр иностранных дел Гэррет Эванс стали основной движущей силой в проведении в жизнь азиатской стратегии внешней политики АС. Премьер-министр заявлял: «Все, что мы делаем в нашей стране, зависит от наших успехов как торговой нации. А поскольку АТР является самым быстро развивающимся экономическим регионом мира, мы должны ощутить себя частью Азии». Все внимание дипломатов было обращено на Восточную Азию — наиболее динамично развивавшийся в те годы район. Механизмом проведения такого курса стал АТЭС, куда лидеры Австралии, во-первых, стремились привлечь новых членов (Китай, Тайвань, Гонконг) и, во-вторых, придать этой организации новое качество — основы системы коллективной безопасности в регионе. Но самое любопытное, эту инициативу приняли без особого восторга именно ее адресаты: страны АСЕАН, предпочитая действовать самостоятельно, затягивали переговоры, а в 1994 г. объявили о создании собственной организации по безопасности — Азиатского регионального форума.

В области внешней политики Китинг, несмотря на стремление укрепить связи с Азией, допустил ряд персональных промахов, главным образом, из-за резкости своих высказываний. Так, отношения с Малайзией ухудшились после того, как ее лидер д-р Махатхир бин Мохамад, обидевшись на определение «непокорный», данное ему австралийским премьером в одном из выступлений, пригрозил свертыванием экономических отношений АС. Австралийские правозащитники были недовольны дружбой Китинга с президентом Индонезии Сухарто и его сотрудничеством с индонезийскими военными на Восточном Тиморе.

Еще одно направление внешнеполитической активности, на котором АС стремился всегда к ведущим позициям, — участие в работе ООН, где австралийские дипломаты для создания нового имиджа Австралии в общественном мнении стран АТР взяли на себя роль посредника в отношениях между странами Запада и Азии. Дипломаты АС принимали активное участие в процессе проведения демократических выборов в Камбодже и Бирме; в начале 1990-х гг. правительство отправляло миротворческие контингенты для участия в операциях ООН в Намибии, Персидском заливе, Западной Сахаре, Сомали, Боснии-Герцеговине и других государствах.

Таким образом, в годы правления АЛП в 1980 — начале 1990х гг. были заложены основы нового курса АС, способствовавшего началу рыночных реформ и постепенному вхождению страны в глобальную экономику. Однако зависимость от профсоюзов и внутренние противоречия в рядах лейбористов не позволили завершить эти начинания.

Глава 10. Эпоха Говарда (1996-2007)

Ищете шарики для ванны, то жмите. У нас есть все.