Скала Улуру

Скала Улуру

Скала Улуру – известный символ Австралии, привлекающий толпы туристов. И это не удивительно,...

Несколько удивительных фактов об острове Фрейзер

Несколько удивительных фактов об острове Фрейзер

Несколько удивительных фактов об острове Фрейзер Этот остров имеет один из...

Социально-экономическое развитие колоний. Акт об управлении 1850 года.

Социально-экономическое развитие колоний. Акт об управлении 1850 года.

Первой из таких проблем стало регулирование землепользования в Австралии. Вторая треть XIX столетия стала временем настоящей земельной лихорадки в колониях. Массовая скупка угодий сопровождалась невиданным дотоле размахом спекуляций. Наряду с этим широкое распространение получил самовольный захват пустующих государственных земель австралийскими овцеводами, которые по аналогии с США получили название «скваттеров». Источником их дохода служили обширные выпасы на просторах австралийского буша (так австралийцы называют внутренние районы материка) и стада овец, численность которых достигала нескольких тысяч голов. В климатических условиях юго-востока Австралии разведение этих животных практически не требовало финансовых затрат, а доходы от продажи шерсти, официально признанной в Лондоне лучшей в мире, в годы хорошей экономической конъюнктуры в несколько лет делали из начинающего овцевода крупного предпринимателя с капиталом и весом в обществе. Богатые скваттеры быстро вписались в состав колониальной элиты и заняли в ней порой доминирующие позиции, что позволило некоторым исследователям этого периода назвать 1830-1840-е гг. «эпохой скваттократии».

Британские же власти в метрополии и на местах пытались установить максимально возможный контроль над использованием коронных земель Австралии, каковыми по закону являлась вся территория континента. Еще в 1826 г. был издан закон об отмене земельных пожалований и проведении практики земельных продаж; однако до 1831 г. обе системы продолжали сосуществовать одновременно, а введенные тогда же границы официальных 19 округов, где было разрешено селиться владельцам предварительно купленной земли, никем, по сути, не соблюдались. В начале 1830-х г. были установлены фиксированные цены на землю в Австралии; за десять лет они выросли в 4 раза, достигнув к 1842 г. 1 ф. ст. за акр. Наряду с этим вводились первые поземельные налоги, и хотя они были весьма незначительны (в 1839 г. — 2 шиллинга за 100 акров в год), и налоги, и цены, и границы вызывали ожесточенное сопротивление скваттеров. Их ответом стало создание Ассоциации скотоводов, целью которой стала защита интересов овцеводов и в колониях, и в Лондоне.

Второй проблемой была хроническая нехватка рабочих рук. Старая практика использования труда приписанных заключенных фактически изжила себя; даже для крупных предпринимателей стала очевидной неэффективность подневольного труда. На гребне широкого общественного движения за отмену каторги в Австралии британское правительство в 1839 г. запретило принудительный труд заключенных, а в 1840 г. отменило доставку новых партий каторжников в Новый Южный Уэльс. Однако радость по поводу принятых решений оказалась преждевременной. Приезжавшие в Австралию рабочие предпочитали более комфортабельные города суровым условиям работы и жизни в буше, а перенесенные на австралийскую почву из Британии профсоюзы зорко стояли на страже интересов своих членов. В результате получался замкнутый круг: недостаток рабочих рук позволял профсоюзам поддерживать такой высокий уровень зарплаты работников, что у них появлялась возможность в течение сравнительно короткого промежутка времени скопить капитал, необходимый для открытия собственного дела, для которого опять-таки требовались все те же дефицитные рабочие руки. Предприниматели попытались насытить рынок труда за счет ввоза рабочих из стран Азии, но этому воспрепятствовали все те же профсоюзы, справедливо усмотрев в азиатских кули угрозу благосостоянию европейцев. Попытки же возобновить ввоз заключенных привели лишь к массовым волнениям в Сиднее и других городах и созданию Лиги за отмену ссылки.

На базе общественного недовольства колонистов действиями британских властей все явственнее вставал вопрос о необходимости предоставления колониям прав внутреннего самоуправления. Созданная в 1835 г. Австралийская патриотическая ассоциация объединила в своих рядах представителей практически всех слоев местного населения. Под давлением общественности британское правительство приняло в 1842 г. новый закон об управлении Новым Южным Уэльсом, который жители колонии посчитали своей первой конституцией. Этот документ вводил принципы выборного начала в управлении и ограничивал полномочия губернатора. Законодательный совет состоял теперь из 36 человек, из которых 12 назначались короной, а 24 выбирались сроком на 5 лет. Избирательные права были ограничены достаточно высоким имущественным цензом, допускавшим к участию в выборах всего 5% населения колонии, однако это стало реализацией одного из давних требований либерально настроенных деятелей колоний — права жителей на участие в управлении своей страной. Губернатор терял свое исключительное право законодательной инициативы, и срок вмешательства британского парламента в дела колонии сокращался с 3 до 2 лет. Кроме того, создавались органы местного самоуправления: территория НЮУ делилась на 29 графств, жители которых раз в три года выбирали местные советы во главе с председателем, отвечавшие за наведение порядка на вверенных им территориях. В 1843 г. прошли первые выборы в законодательный совет, но перемирие оказалось временным.

Аграрные законы 1840-х гг. были восприняты как продолжение прежней ограничительной практики британских властей. В ответ верный либеральным традициям У.Ч. Уэнтворт выдвигал идеи дальнейшего усовершенствования демократии в НЮУ: окончательно разделение законодательной и исполнительной ветвей власти, введение принципа ответственного правительства, четко разграничения полномочий колонии и метрополии. Лондону оставлялись вопросы имперского порядка (оборона, внешняя политика и т.п.), а колониальный парламент должен был самостоятельно регулировать все внутренние проблемы (землепользование, иммиграция, таможни, налоги и др.). Все большую популярность в колониях приобретали взгляды английских чартистов; идеи демократизации системы управления отстаивали такие ставшие в эти годы известными местные политики, как священник Джон Д. Лэнг, либералы Генри Паркс и Роберт Лоу; создавались многочисленные общественные организации в поддержку требований свободы торговли, прав человека, земельных реформ и т.д. Наиболее решительные из его активистов призывали последовать примеру США и объявить о своей независимости в случае отказа британских властей от уступок требованиям колонистов. Королева Виктория отказалась вначале обсуждать эти предложения как совершенно неуместные, однако парламент Великобритании пошел навстречу колониальным политикам и в 1850 г. принял новый Акт об управлении колониями в Австралии.

Согласно основным положениям этого закона, от Нового Южного Уэльса отделялся район Порт Филипп, отныне именуемый колонией Виктория — в честь правившей в то время монархини. Вводилась иерархия губернаторов: глава администрации Нового Южного Уэльса получал статус генерал-губернатора, а губернаторы Виктории, Южной Австралии и Земли Ван Димена оставались в ранге его помощников с правом непосредственной связи с метрополией. В два раза снижался имущественный ценз на выборах, и состав Законодательного совета расширялся до 54 человек, полномочия которых включали право контроля над финансовыми, земельными и судебными вопросами.

Исключение составляла лишь Западная Австралия: она присоединялась к новой системе управления только тогда, когда % ее домовладельцев попросит об этом. Это откладывало введение самоуправления колонии на неопределенный срок, ибо в 1849 г. в соответствии с пожеланиями жителей этой части континента статус ее менялся: вместо колонии свободных иммигрантов Западная Австралия становилась каторжным поселением. Другого способа обеспечить местных предпринимателей рабочей силой, кроме как в лице все тех же приписанных заключенных, найдено не было. Одновременно, зная о решительных настроениях австралийцев, британские власти дали поручение губернаторам начать подготовку текстов конституций колоний, предусматривавших введение здесь парламентской формы правления.

Так, к середине XIX в. был фактически завершен переход от военно-административной системы к гражданскому управлению с предоставлением местному населению всех прав британских подданных. Методы, почерпнутые из прежнего опыта эпохи каторги, сохранялись лишь там и тогда, где и когда этого требовали конкретные сложившиеся трудные обстоятельства. Следующим шагом для австралийцев стало обретение внутреннего самоуправления.

Обучение заточки парикмахерского смотри здесь.